Размер шрифта: A A A
Цвета сайта: С С С
Поиск по сайту
Проект Министерства финансов Ставропольского края

По «займам до зарплаты» теперь не могут быть установлены сверхвысокие проценты

920
(0 голосов)

Суть классических жалоб клиентов микрофинансовых организаций сводится к тому, что от них требуют погасить долги, которые порой бывают в десятки раз больше изначальных займов. К сожалению, кредитная политика многих подобных контор, готовых оперативно поддержать рублем в трудную минуту, сводится к заработкам на просрочке. Но ситуация должна в корне измениться – в прошлом месяце законодательством введены новые правила игры в этом секторе, которые должны защитить граждан от попадания в чрезмерную долговую зависимость. Об этом мы беседуем с управляющим Отделением по Ставропольскому краю Южного главного управления ЦБ РФ Г. Тикуновым.

– Георгий Алексеевич, микрофинансовые организации в нашей стране стали уже, скажем так, привычным элементом рынка кредитования. Однако нельзя обойти вниманием тот факт, что репутация таких контор с «быстрозаймами» изрядно подпорчена. Скандалы с откровенным произволом коллекторов, нанятых такими организациями, пугающая статистика о закредитованности россиян, многие из которых пытаются решить проблемы с помощью кредитов «без документов», но в итоге только усугубляют свое положение... Что вообще сейчас представляет собой этот рынок? И каковы ставки по быстрым займам?

– Хочу подчеркнуть, что рынок микрофинансовых организаций (МФО) довольно неоднороден. По статистике, около 38 процентов выдаваемых ими займов взяты малым бизнесом и начинающими предпринимателями. Благодаря действующей в стране программе господдержки ставки в этом сегменте стартуют от десяти процентов годовых. Немногим больше (44%) составляет портфель микрофинансовых организаций по потребительским займам, где действуют ставки от 40 процентов годовых.

И, наконец, лишь оставшаяся доля в 18% – это так называемые «займы до зарплаты». Как правило, это суммы до 30 тысяч рублей, предоставляемые на короткий срок – пару недель или месяц. Хотя доля таких займов, как видим, невелика в общем объеме, но именно они привлекают наиболее пристальное внимание общественности.

В первую очередь за счет наиболее высоких процентов. Причина, конечно, в затратах на обслуживание займа. Само название «займы до зарплаты» говорит о том, что эти средства люди берут на покрытие каких-то экстренных расходов, когда проблему важно решить сегодня, а не завтра. Для сохранения конкурентного преимущества этого продукта оценка заемщиков и выдача займа производится очень оперативно, поэтому крайне высок риск невозврата. Впрочем, это общемировая практика. В Великобритании и странах Северной Европы, например, ставки по таким займам колеблются от одного до двух процентов в день.

Потому очевидно: переплата в сочетании с небольшой суммой займа может являться приемлемой для заемщика только при условии короткого пользования заемными средствами. Проблемы начинаются, когда человек не может их вовремя вернуть и у него возникает просрочка. Если по факту он пользуется таким займом не несколько дней или недель, а месяцы или даже годы, то действительно размер его долга может очень сильно увеличиться и стать непосильным.

– Как раз в свете этого крайне ожидаемым было ужесточение требований к МФО, а также введение ограничений, чтобы проценты не делали долги граждан заоблачными. В конце марта вступили в силу соответствующие поправки в федеральное законодательство, касающиеся МФО. Давайте расскажем нашим читателям, в чем их суть.

– С 29 марта поправками к Закону 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» установлены ограничения предельного размера долга. Это новый вид ограничений в области потребительского кредитования, аналогов которому в России пока нет. Совокупный размер процента не может более чем в четыре раза превышать сумму основного долга займа. Новация будет распространяться на краткосрочные займы до одного года, куда относятся потребительские микрозаймы, включая так называемые «займы до зарплаты».

Мера, связанная с ограничением предельного размера долга, не только защищает потребителя от чрезмерного роста просроченной задолженности, но и дает понять кредиторам, что бизнес-модели, в которых просрочка дает большой доход, являются неприемлемыми с точки зрения регулятора.

Компании, которые пытались на этом зарабатывать, с 29 марта не могут этого делать. Им придется либо перестраивать бизнес в пользу более социального подхода, либо, возможно, уходить с этого рынка. У Банка России нет задачи развивать рынок ради рынка – регулятор стоит на защите интересов потребителя финансовой услуги.

Что еще нужно запомнить? Все МФО теперь будут делиться на микрофинансовые компании и микрокредитные компании. Согласно поправкам в законодательство, только первые – с собственным капиталом не менее 70 миллионов рублей – могут выдавать микрозаймы в сумме до 1 миллиона рублей, а также привлекать инвестиции от граждан в сумме не менее 1,5 миллиона рублей. А микрокредитные компании, в свою очередь, не имеют права привлекать средства от тех, кто не является их учредителями, а микрозаймы могут предоставлять лишь на сумму до 500 тысяч рублей.

– А нет ли опасности, что этот рынок переместится в виртуальную реальность? Занимать деньги через Интернет россияне тоже уже научились...

– Что касается онлайн-кредитования, то подчеркну, что займы, предоставляемые гражданам через Интернет, как и выдаваемые в офисе микрофинансовой компании, регулируются едиными нормами законодательства о потребительском кредитовании. Потому на них также будут распространяться все ограничения по предельному размеру долга. Различие здесь состоит лишь в форме обслуживания клиентов. К тому же онлайн-займы потенциально дешевле займов, выдаваемых в офисах компаний.

Как известно, у всех сервисов, связанных с удаленным обслуживанием, есть немало рисков, главным из которых является неправильная идентификация клиента, когда один человек может выдать себя за другого и попытаться получить деньги взаймы на чужое имя. И уже перестали быть редкостью жалобы, когда потребитель заявляет, что он не оформлял заем. А выяснить, действительно ли он его брал или нет, очень сложно.

Дело в том, что до недавнего времени выдача онлайн-займов производилась компаниями в меру собственного понимания того, как это делать. Одни идентифицировали заемщиков по банковской карте, другие по номеру счета, третьи еще по каким-то признакам. С 29 марта законодательство установило единые правила для всех участников онлайн-кредитования.

Во-первых, право выдавать онлайн-займы дано только крупным организациям, которые смогут получить упомянутый выше статус микрофинансовой компании. Во-вторых, сумма онлайн-займов ограничена 15 тысячами рублей, что позволит не создавать больших рисков для всех участников процесса.

А для идентификации клиентов микрофинансовые компании будут привлекать банки, имеющие генеральную лицензию Центробанка и удовлетворяющие другим жестким требованиям. В свою очередь, банк может проводить упрощенную идентификацию с использованием системы межведомственного электронного взаимодействия или единой системы идентификации и аутентификации Минкомсвязи. Эти системы запрашивают соответствующие базы данных, в том числе в Пенсионном фонде России, Федеральном фонде обязательного медицинского страхования, чтобы проверить, действительно ли это тот человек, за кого себя выдает.

Там довольно сложная процедура подтверждения подлинности, не только проверка достоверности паспорта, но и обязательно второй верификатор, которым может служить, например, номер мобильного телефона. И человек должен подтвердить, что это он, с помощью отправленного кода, как это происходит, например, при оплате в Интернете с банковской карты. То есть для идентификации используется как минимум два, а иногда и три независимых признака. Если они все совпадают, можно считать идентификацию достаточной.

– Георгий Алексеевич, финансовые беды россиян не ограничиваются бездумными кредитами. Некоторые несут деньги в микрофинансовые организации, доверяя рекламе про сверхпроценты. Здесь установлены какие-то правила? Насколько безопасно доверять свои сбережения таким организациям?

– Здесь ответ однозначен: никаких вкладов МФО привлекать не имеют права. Однако я выше упоминал об инвестициях. Гражданин, если он не учредитель микрофинансовой компании, может инвестировать в нее сумму не менее 1,5 млн рублей. Но важно понимать, что эти вложения не застрахованы государством и более высокий по сравнению с классическим банковским депозитом процент означает и более высокий риск. Иными словами, если это не единственные сбережения гражданина, а полтора миллиона рублей, которыми он готов рискнуть, тогда такие инвестиции можно рассматривать как один из доступных финансовых инструментов.

Кстати, капитал в 70 миллионов рублей – не единственный фактор устойчивости микрофинансовой компании. Ее работа будет контролироваться по шести экономическим показателям, и если регулятор сочтет компанию недостаточно прозрачной и устойчивой, она потеряет право привлекать средства граждан, не являющихся ее учредителями, а также выпускать облигации. В случае когда компания исключается из реестра МФО (например, за неоднократные нарушения), а у нее остаются обязательства перед сторонними инвесторами – физическими лицами, то вводится процедура ее принудительной ликвидации при участии Банка России. Если компания обанкротилась, то требования таких инвесторов по сумме основного долга до 3 миллионов рублей будут погашаться в приоритетном порядке.

Юлия ПЛАТОНОВА

(опубликовано в газете «Ставропольская правда» от 13 апреля 2016 года)

Новые статьи